Развитие терапевтических отношений

Пост обновлен февр. 5




Прежде чем я выпущу полную статью с изложением основ композиционной терапии - в рамках изложения идей о своевременности тех или иных действий терапевта относительно ситуации клиента - мне хотелось бы вкратце изложить композиционную концепцию развития терапевтических отношений.


Мы подходим к тому, что происходит в процессе психотерапии. Как развиваются отношения человека к той или иной проблеме, взаимодействие психотерапевта и клиента в процессе сессии или серии встреч, и смена их ролей по отношению друг к другу. Большинство подходов фиксируют позицию терапевта на определенных традиционных опорах экспертность-неэкспертность / директивность-недирективность / центрованность - децентрированность. Все они показывают одинаковую эффективность. В логике композиционного подхода мы уповаем на нефиксированность этих переменных, доверяя идее, что в каждый момент лучшая позиция терапевта - это лучшая позиция для данного момента и только. Всё это предполагает понимание общего рисунка процесса психотерапии с точки зрения взаимополезности позиций терапевта и клиента. И лучшее, на наш взгляд - когда все этапы развития проходятся без перепрыгивания на следующую ступеньку, последовательно.


Нулевую стадию отношений можно назвать отрицанием, некоторые клиенты приходят в терапию уже здесь, когда проблема выступает скорее в качестве "предчувствия" перемены, чем самого кризиса. Человек хочет экскурсию, гарантий, безопасности и контроля над тем новым, что он приглашает в свою жизнь. И терапевт входит в нее как опасный гость, плут, чья задача - пройти через проверки, малозначительные реплики и тревоги человека вежливостью или шутовством к жилым комнатам дома души, чтобы услышать жалобу.


Эта жалоба часто артикулируется невнятно. Люди приходят за смыслом, когда у них нет фундамента и опоры. И нужно иметь смелость не повестись на это - о каком бескорыстном смысле и сложных отношениях с божественным, непознаваемым, человечеством может идти речь, если куча самых базовых потребностей не закрыта? В таких обстоятельствах мы сохраняем корысть в своём движении и надеемся, что духовность магическим образом придёт и решит все наши проблемы. Но этого не происходит ни в умных книжках, ни на тренингах, ни в посиделках с друзьями за разговорами о высоком.


Те, кто чуть больше созрел для изменений - приходят с болью, скукой, усталостью от карусели "одно и то же", раной, больной душой. Здесь человек выступает в роли жертвы, за которой уже пришел палач - проблема. При этом истинная история ещё находится в отрицании, но страдание уже ощутимо. Здесь также психотерапевту важно выступить как обманщику, признать это страдание, жалобу, как существенную, но лишь чтобы помочь человеку сформировать цель и двинуться в истинный путь к запросу.


Благодаря фокусу внимания терапевта на запросе в процессе терапии меняется самоощущение человека: он не просто жалуется, в свете доверия терапевта к его пути - он начинает двигаться сам в своём архитипическом пути отношений с жизнью.


Получая поддержку и вызов, он начинает бороться, из жертвы становится бойцом, который пытается «осадить крепость». Он пытается-пытается, но ничего не выходит. В это время психотерапевт выступает в роли своего рода навигатора, помогая изменить видение человека, помочь ему смотреть на ситуацию иначе, чем прежде. Задача помощника - обнаружить скрытые возможности человека, чтобы подвести его к подвигу - выходу за пределы привычного. Подвести туда, где тот сможет умереть в роли жертвы, сойти с ума в роли бойца, совершить непривычное внутреннее действие и возродиться в новом качестве. На этом этапе человек встречается со своим самым большим страхом, который оказывается, конечно, меньше его самого и тогда человек становится победителем. Он может перейти к следующему архетипу взаимодействия.


С человеком-победителем психотерапевт перестаёт быть и навигатором тоже, перестает быть тем, кто создавал карту реальности и помогал иначе посмотреть на вещи, он становится - оруженосцем. Он уважает, показывает ценность совершённого подвига, ценность каждого совершаемого шага и помогает подопечному менять стратегию своих действий, делать её более прозрачной, видеть все свои инструменты, ресурсы, чтобы наконец пройти испытание в реальной жизни — встретиться со своим драконом.


Человек проходит много испытаний внутренней жизни, которые должны подтвердить ему самому, что он действительно преобразился, встретился со своим самым большим страхом и не откатывается в свои предыдущие модели. Потому что иногда он, конечно, будет откатываться, и им с терапевтом придется это всё возвращать, подходя к следующему порогу.


Когда у человека есть план, когда у человека есть изменённая стратегия, новый способ поведения, он сам становится своего рода трикстером — нарушителем покоя той устоявшейся проблемы, которая доминировала в его жизни, и терапевт здесь уже может выступить в ещё более "слабой" позиции. Он становится учеником, чтобы исследуя и учась у человека мудрости, приводить его к ощущению авторства своей жизни. Здесь человек сам видоизменяет проблемный уклад своей жизни, двигая её к более предпочитаемому для себя состоянию со всей ответственностью и свободой.


В соответствии с этим циклом жертва-боец-победитель-трикстер меняется позиция психотерапевта (оборотень-навигатор-оруженосец-ученик) внутри каждого цикла работы, не только серии встреч, но и каждой встречи в отдельности. Понятно, что мы будем раз за разом проходить эту историю, но с каждым разом мы должны двигаться к тому, чтобы жертвы и бойца становилось всё меньше, трикстера и победителя — всё больше и больше; к тому, чтобы человек набирался сил для видоизменения своей реальности.


Одному своему другу, только начавшему практику и попросившему предоставить ему план действий я сказал следующее:


1. Познакомься

2. Выясни факты жизненного контекста (работа, отношения, возраст, семья, заболевания)

3. Распроси о пожеланиях на работу - что важного его близкие не делают для него и что он не может сделать для себя сам?

4. Выслушай жалобу - как развивались события, уточни все, что кажется важным в фактах, симптомах, последствиях проблемы?

5. Назовите проблему

6. Поставьте цель работы так конкретно как сможете

7. Измени его представления о том как устроена проблема

8. Измени его представления о себе, пусть подумает о том, чего боится и осознает, что он больше этого

9. Измени его представления о том, как следует поступать

10. Составьте план действий

11. Учтите подводные камни и риски при которых все может не сработать

12. Дай рекомендации и договорись о следующей встрече


Как говорится, при необходимости - повторить. Понятно, что это план - сухой скелет настоящей терапии, но с него удобно и на мой взгляд правильно начинать.


Все мы учимся и клиенты и терапевты. У нас как у личности есть своего рода фундаменты, надстройки. У нас есть тела, и, по Гальперину, всё начинается с того, что мы осваиваем внешнее действие. Мы начинаем в нём ориентироваться, затем оно становится нашим внутренним действием, интериоризируется. Так хватание предметов становится вычленением мыслей; диалог — процессом мышления; задавание вопросов — критическим рассмотрением, сомнениями и чем-то ещё. Терапия также имеет целью стать внутренним процессом человека.


Любой внешний инструмент становится внутренним при регулярном и ориентированном на результат использовании. Мы учимся, мы развиваемся в этом.


И здесь телесное взаимодействие, как базовое, во всём этом имеет на мой взгляд большую важность; ведь тело даёт ресурс для остальных процессов. Если мы чувствуем себя больными, разбитыми, то ни о каком психоэмоциональном прорыве речи идти не может, нужен органический фундамент. Осваивая какую-то деятельность, можно сначала узнавать её через тело. Можно узнавать, что такое границы через тело. Узнавать, что такое принятие через тело, что такое уважение, устойчивость и прочие вещи. И я говорю о теле как о базовой вещи в широком смысле. Телом изменений жизни является фактура, телом чувст - эмоции, телом разума - осознанность, телом отношений - отношения с самим собой.


Лишь заложив фундамент мы можем проживать в своей внутренней жизни большие перемены, где-то какими-то образами, энергиями на психодинамическом уровне, где-то узнавать это интеллектуально, погружаясь на более глубокие логические уровни, которые функционируют более тонко, чем внешние. Лишь в самом конце новый опыт становится материалом выстраивания взаимоотношений с другими людьми, с группами людей, со всем миром.


И этот принцип очень важен для композиционного подхода — мы проходим этапы развития, смотрим на архетипы, трансформирующиеся в архитипических циклах. Подобную цикличность, связанную с различными основаниями мы находим в самых разных учениях и науках, утверждая фрактальность и интенциональность этого мира. Мы находимся в циклической логике и через эти круговые движения чего-то большего чем мы сами перманентно стремимся в зону ближайшего развития человека, раскручивая мотор индивидуации, приучиваясь к кризису, в смысле - развития, как естественному состоянию. Мы входим в цикл самоосуществления, реализации изначальных потенций с того места, где процесс роста и развития был застопорён.


Через это мы помогаем осуществляться в реальности жизни людей процессу самосочинения, аутопоэзиса в диалоге со стольже динамической, обладающей морфогенетической силой физической и смысловой средой, где происходит нечто, чему мы доверяем – что и делает нас – заботящимися о музыке жизни - композиционными терапевтами.

Просмотров: 68Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все