Сила личной истории.

Пост обновлен 29 янв. 2019 г.

Сегодня я хотел бы рассказать о центральном понятии в моей работе - о нарративе.

Мне бы хотелось, чтобы для людей, которые никогда об этом феномене не слышали, стало сегодня понятно, что он из себя представляет и чем может быть полезно его приглашение в свою жизнь и свой способ думать о своей жизни. А для тех, кто так или иначе представляет себе, что такое нарратив, и, может быть, даже знаком с нарративной практикой, я бы хотел представить эту идею сегодня несколько по-новому.


Я не буду углубляться в принципы работы нарративного практика, потому что раскрытием понятия «нарратив» в его практическом приложении к нашей жизни тут не обойдешься.


В основе нарративной практики лежит множество философских течений, лишь малая часть из которых непосредственно связана с этим понятием.


Итак, начну с истории. Потом немного порассуждаю и наконец постараюсь объяснить то, как эти понимания, которые я хочу здесь предложить, могут пригодиться в жизни любого человека.

Нарратив (lat. narrate) наиболее точно переводить на русский язык как повествование или рассказывание. Это понятие, означающее процесс самопорождения истории в ходе её изложения.

Термин был заимствован из историографии, где появился при разработке концепции «нарративной истории» - школы, рассматривающей историю как возникающую не в результате отражения закономерных исторических процессов, а в процессе постоянного рассказывания об этих процессах и событиях и переосмыслении, переинтерпритировании их.


Иными словами, нарративный подход к истории человечества сфокусирован не на том, как когда и кто построил какой-то город или выиграл сражение, а прежде всего на том, как, когда и кто об этом писал или рассказывал, и на том, как в ходе этого менялось отношение к этому событию самих историков и общества.


В психологию этот термин пришел через осмысление американскими психологами Жр. Бруннером и Т. Сарбином работ фанцузских философов постмодернистов – Р. Барта и Ж. Деррида.

В 1886 году в свет вышли две статьи «Жизнь как нарратив» Дж Бруннера и «Нарратив как базовая метафора для психологии» Т. Сарбина. Центральная идея обеих работ следующая – повествование является основным способом, посредством которого мы структурируем и передаем друг другу свой опыт.

Результатом повествования, рассказывания является создание и изменение историй, в которых реальность отражена в виде последовательности событий, связанных темой и сюжетом.

События и смыслы, не включенные в истории, остаются труднодоступными для сознания и не влиятельны по отношению к жизни.


Если история только воспроизводится, повторяется - это какой-то другой вид сообщения, изложение, описание или объяснение, или что-то еще.


Нарратив - означает именно процесс изменения или создания историй. Нарратив – это процесс производства фильма, а не его показа.


Я пишу это для тех, кого так же, как и меня в своё время, учили, что нарратив — это история. Так вот нет, история – это итог нарратива. А нарратив – это творение историй.


Исходя из определения, где нарратив - это творчество историй, мы можем задаться вопросом: что является, а что не является таким творчеством. И мы с удивлением обнаружим, что слова, действия, жесты и что угодно может являться нарративом, а может им не являться.

Иными словами, когда я веду автомобиль и нажимаю на тормоз – это может быть автоматическим ответом на стимул (красный светофор) или это может быть выражением моего удивления, вызванного словами штурмана, сидящего в соседнем кресле. В последнем случае – это действие будет частью нарратива, то есть поступком.


Реплики, творящие нарратив, я предлагаю называть высказываниями, а действия - поступками. И то, и другое - это некоторый конструктивный акт, добавляющие смысл в происходящее.


Отсюда следует понимание того, что нарратив, как его часто превратно понимают, не есть ложь; и нарративная практика, о которой мы поговорим позже, никак не связанна с тем, чтобы обучить людей лгать себе или окружающим.

Совсем наоборот, как хорошая книга увлекает вас в ощущение предельной реальности происходящего, так и хорошее повествование тоже связано с ощущением предельной правдивости и реальности истории.

И если присмотреться к этому в приложении к нашей жизни, то мы сможем увидеть, что это самое ощущение реальности во многом зависит не только от того, в чем сюжет истории, какие события она описывает.

Гораздо большее имеет значение то, как, кому, при каких обстоятельствах и в каком состоянии мы повествуем.





В связи с этим я хотел бы немного рассказать и о том, как же работают с повествованием нарративные практики.


Наша память устроена таким образом, что в ответ на запрос воспроизвести какое-либо событие-воспоминание - воспроизводится не само событие в том виде, в каком оно было запомнено в момент самого запоминания.

Воспроизводится образ этого события, созданный при последнем акте вспоминания о нем. Благодаря этому, распрашивая людей определенным образом об их историях нарративные практики помогают вернуть ощущение реального проживания и право осмысленного создания этих историй.


Нарративные практики помогают вернуть ощущение реального проживания и право осмысленного создания личных историй людям, обращающимся к ним за помощью.

Владение этим правом в нарративной практике называется авторской позицией.

Для того, чтобы вернуть человеку авторскую позицию, у нарративных практиков есть множество инструментов и идей.

Одной из главных является идея о влиятельности и не влиятельности смыслов и событий на жизнь людей.

Для нас истории делятся на:

  • проблемные, которые ведут к ощущению того, что что-то в жизни происходит не так и это не подвластно человеку;

  • альтернативные – это все остальные истории;

  • предпочитаемые - это те альтернативные истории, в которых человек предстаёт перед самим собой в авторской позиции, то есть чувствует, что здесь для него всё имеет смысл и он сам имеет власть над тем, что происходит.

Любые истории могут доминировать в жизни человека - в большей степени, чем все остальные, определять то, как он себя чувствует, каким видит себя и мир вокруг и как он действует.


Влиятельность истории определяется несколькими переменными:

  • Насыщенностью описания событий и подробностью изложения смыслов в ней.

  • Доверием самого человека к этим описаниям (тем, насколько хорошо они вписываются в его картину мира).

  • Включенностью истории в социальное взаимодействие человека (тем, как много значимых людей разделяют версию событий изложенной в этой истории).


Отсюда исходят принципы работы нарративных практиков:

  • Мы распрашиваем рассказчиков, провоцируя их на повествование предпочитаемых историй.

  • Мы говорим на языке наших рассказчиков.

  • Мы направляем рассказчиков к активным действиям в социальном мире, которые могли бы проявить логику их предпочитаемых историй.


Какие это даёт результаты?

  • Люди обретают смысл, научаются опираться на свои сильные стороны;

  • научаются смотреть и мыслить критически в отношении общепринятой социальной реальности и стереотипов;

  • возвращают себе право действовать так, как для них правильно;возвращают мотивацию жить и действовать, обретают контакт со своей неповторимостью, уникальностью;

  • возвращают свободу и ответственность за сохранение и развитие своего уникального пути.


Один из важнейших трюков, к которым прибегают нарративные практики – это экстернализующий язык, т.е. распрашивание человека о его проблеме как о присутствующей в его жизни, но не определяющей его.

Не ты ленивый – а есть лень, которая тебя навещает. Не ты жестокий – а есть жестокость, которая влияет на твои отношения с людьми.

Такой язык создает в языке и сознании человека между ним и проблемой пространство взаимодействия, в котором можно обретать новые неожиданные способы переоценки последствий проблемы и противодействия ей.


По отношению к каждой проблеме и к каждому своему успеху человек в общении с нарративным практиком выстраивает позицию, осознаёт причину того или иного своего отношения к событиям и явлениям в своей жизни, шаг за шагом подбираясь к осознанию того, что делает именно его счастливым, ради чего он живет и действует и как он наилучшим образом может следовать своему уникальному пути.


В своей практике и жизни я стараюсь двигаться с клиентами еще чуточку дальше.


Мне нравится процесс отслеживания того, как различные проблемные ли, предпочитаемые ли истории рождаются, и практика выявления индивидуальных принципов их построения с тем, чтобы научиться максимально полноценно управлять этим процессом. Эту практику я называю нарративным анализом, и о ней я расскажу в следующих своих статьях.


Итак, что же из всего вышесказанного вы можете унести с собой в свою жизнь?


Возможно вы прочитали больше, чем я отмечу сам сейчас, полезных идей, но я на всякий случай пропишу хотя бы эти три для меня самого наиболее занимательных принципа:


  1. Мы помним не само наше прошлое, а наше последнее воспоминание о нем, поэтому важно обращать внимание на то, как самим себе и своим близким мы о себе рассказываем. Истории имеют свойство сбываться, влияя на то, как мы думаем и действуем уже после того, как мы их повествовали. Важно выбирать, как и когда рассказывать, и понимать, зачем мы рассказываем свои истории.

  2. Если мы будем повествовать человеку, ожидающему от нас оплошности – он будет нас расспрашивать, как неудачников, мы будем запоминать соответствующую версию себя и из нее исходить в дальнейшем. Именно от того, какие истории кому и когда мы о себе повествуем, зависит то, какими мы себя считаем и как себя ощущаем в этом мире.Говоря о человеке или о себе самом как о носителе каких-то негативных качеств, мы уменьшаем возможность влиять на ту проблему, которая в этом качестве задокументирована. С «Я ленивый» гораздо труднее разобраться, чем с «Лень мешает мне работать». Говорите, отделяя людей и себя самих от проблем.

  3. Нет никакого «правильного» способа мыслить или действовать, но есть те способы, которые будут больше влиять на вас и нести больше вдохновения для вас (ну, или меньше).


Выбор всегда за вами. Добрых дней!

Просмотров: 68